дети » Воспитание детей
Loading...
Популярные статьи
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
Туалетный юморРано или поздно каждый ребенок проходит этап «туалетного юмора». Как на это реагировать – и почему детей занимает эта тема? Я большой, я умею, я знаю... Ребенок самоутверждается. Для малыша туалет напрямую связан с ощущением собственной компетентности, «хорошести», «правильности». Ведь вы же сами учили его ухаживать за собой, подчеркивали, что это важно, что это доказательство того, что малыш стал совсем большим. Рассматривайте неприличный юмор как неизбежный этап взросления. Не заостряйте на нем внимание, но и не запрещайте. Пробуждается познавательный интерес. Ребенок впервые обращает внимание на то, что мужчины и женщины устроены по-разному. Обнаруживает, что животным можно справлять свои нужды на глазах у всех на улице… Трудно ожидать, что столь фундаментальные открытия оставят ребенка безразличным. Конечно, он захочет обсудить их с самыми авторитетными для него людьми. Наблюдательность и умение делать выводы заслуживают самой высокой оценки. Например, такой: «Как ты об этом догадался? Я же тебе этого еще не говорила». Но обязательно скажите малышу, что наблюдения из этой области неуместно громко обсуждать в широком кругу. Формируется чувство стыда. Со временем вопрос «справился - не справился» отходит на второй план, теперь главное - как справился. Как принято делать и как делать не надо, что стыдно, за что хвалят… За соблюдением этих правил дошкольники очень внимательно следят. Они тут же во всеуслышание заявят, если мальчик нечаянно замочил пол в туалете, засмеют девочку, не одернувшую платьице. Чтобы ваш ребенок не стал объектом насмешек, не забудьте вовремя научить его всем тонкостям. Не поощряйте злобных насмешек над другими. Образец детской взаимопомощи: «Над ним все смеялись, потому что он писал как девочка, а я показал ему, как надо». «А что я такого сказал?» Интерес к реакции родителей. Действительно, с чего это мама так покраснела и засуетилась? Она сама так говорила, и тетя говорила, и папа. Совсем недавно отправление естественных надобностей было очень важной и абсолютно «легальной» стороной жизни малыша. Она интересовала родителей, бабушку, дедушку, воспитателей. Но когда трехлетка по собственной инициативе начал делиться со взрослыми своими наблюдениями из этой области, на него зашикали. Надо сразу и четко дать малышу понять, что он услышан, но попал «не в кассу». В противном случае он будет повторять свои шедевры снова и снова, каждый раз увеличивая громкость. Контроль над взрослыми. Однажды ребенок обнаруживает, что приобрел неотразимое средство воздействия на маму или бабушку. Стоит ему заговорить о чем-нибудь «неприличном» во время маминой беседы с другими взрослыми, как он становится центром внимания и частенько выторговывает себе что-нибудь в обмен на согласие помолчать. Утешьтесь тем, что практически все дети – мастера ставить родителей в неловкое положение. Ваши знакомые наверняка сами не раз оказывались в подобных ситуациях. Поэтому не смущайтесь и не позволяйте хвосту вертеть собакой. Избавление от страха. К 6-7 годам ребенок уже многое знает и умеет. Былой страх быть отвергнутым и осмеянным должен быть изжит, и дети уничтожают его смехом. Практически каждый ребенок знает множество анекдотов на туалетную тему. Пока такие анекдоты дети рассказывают друг другу, родители могут не вмешиваться. Но взрослому бывает трудно выслушивать подобные шедевры и искренне при этом веселиться. Совершенно нормально, если вы скажете ребенку, что время, когда вас смешили такие анекдоты, уже прошло. Если он не поймет сразу, расскажите ему что-нибудь про бухгалтерию, интегралы и прочие интересные взрослые дела. Опыт сопротивления. Дети любят играть словами, близкими по звучанию к неприличным. Что получится, если быстро повторять слово «рис» или фразу «запер дело в ящике»? Можно еще восхищать приятелей и смущать взрослых четверостишиями, где рифмуется неприличное слово. Большой популярностью пользуются и двусмысленные загадки. Ребенку доставляет удовольствие балансировать на грани приличия, с плутоватой мордашкой отвечая на замечания: «А что я такого сказал?» Самый уместный ответ на такую шутку - более изящная шутка. Можно заверить плутишку, что у его мамы достаточно ума, чтобы понять, в чем тут дело. Или ограничиться усталой гримасой: «не ожидала от тебя подобных глупостей». Месть или крик о помощи. Иногда дети намеренно говорят неприличности при взрослых и повторяют их тем более настойчиво, чем настоятельнее взрослые требуют «немедленно прекратить». В этом случае речь идет уже о вызове взрослым. В любом случае, лечит от него не ремень, а выяснение и устранение причин детского бунта.
  • Комментарии: [0]
Весна. Прогулки с малышомВесна, а в особенности, первые полтора месяца – самое полезное время для прогулок. В этот период солнце особенно щедро одаривает нас необходимым для организма ультрафиолетом. Кроме того, прогулки на свежем воздухе – занятие полезное и требующее внимания, ответственности и энтузиазма. Чем заняться с малышом во время весенней прогулки? На что стоит обратить внимание ребенка, и какими играми разнообразить время, проводимое на улице? Пока малыш лежит в коляске и мирно спит, это время принадлежит маме. Можно сесть на лавочку в сквере и почитать книжку, послушать музыку, просто пройтись или пообщаться с подругой. Но когда ребенок начинает двигаться и познавать мир, прогулка с ним перестает быть вашим личным временем. Пора включаться в воспитательный процесс, помогая малышу открывать для себя этот мир. Так что, прежде чем выйти на прогулку, составьте план, определите ваш маршрут и ознакомьте с ним ребенка. Лучше всего не просто так выходить на улицу, «потому что надо», а наметить какую-то определенную цель: покормить птиц, запустить воздушного змея или собрать листья для букета, гербария, поиграть в мяч, покататься на велосипеде в парке, сходить в лес и пр. Постарайтесь не омрачать прогулку с ребенком походами по магазинам, рынкам и аптекам, все это можно сделать и без него. Если же такой возможности нет, то сперва сходите в магазин, чтобы потом не тащить туда еще не нагулявшегося малыша. Сумки можно вполне загрузить в коляску или оставить на лавочке, в крайнем случае – занести домой и потом сполна насладиться прогулкой. Весна, весна на улице В средней полосе ранняя весна порой мало чем отличается от зимы, так что санки, коньки и снеговики – вполне нормальное развлечение для детей в первые дни марта. Но как только весна вступит в свои права, коньки, лыжи и санки будут уже неактуальны. Чем же заняться с малышом на прогулке, когда на улицах полно луж и изрядно подтаявшего снега? Скажите, кто из вас не запускал кораблики по весенним ручьям? Наверное, таких найдется немного. А те, кому знакомо это удовольствие, наверняка помнят, что вместо корабликов порой в ход шло все – сухие веточки, бумажки, кусочки пенопласта и даже самодельные лодочки из фольги! В общем-то, соорудить крохотное плавсредство можно из чего угодно, что есть под рукой. Даже фантика от конфеты или жвачки вполне достаточно. Кроме того, почти все дети обожают шлепать по лужам. Еще бы, это ж сколько удовольствия – прыгнуть в самую середину, обдав брызгами окружающих! Конечно, с точки зрения родителя это сущий кошмар: мокрые ребенок и одежда, грязь и следующие за всем этим сопли, простуда и кашель. С другой стороны, представьте себя на месте ребенка, сосредоточенно скачущего по лужам и, если в вас еще жива частичка детства, то вы ощутите абсолютный восторг! Запрещать ли ребенку скакать по лужам или нет – решать, конечно, его родителям, но помните, что резиновые сапоги и непромокаемые костюмы (или штаны) способны защитить кроху от простуды и он получит массу удовольствия, вдоволь напрыгавшись по воде. Поздней весной, когда на улице уже совсем тепло, можно поиграть с малышом в мяч, в бадминтон, запустить воздушного змея, сходить в зоопарк или покататься на открывшихся аттракционах. Развиваем скорость движения Для этой игры потребуется мяч любого размера и мел. На асфальте мелом рисуется окружность диаметром приблизительно 2 метра и обозначается направление движения. Ребенок становится в центр круга и бьет мячом об землю. После этого малыш должен выбежать из круга по заданному направлению. Пока мяч сделает три удара, нужно успеть убежать как можно дальше. Конечно, эта игра групповая и тот, кто убежит дальше всех – тот и победил. Развиваем прыгучесть Для этой игры нужно собрать нескольких малышей и поделить их на команды. На асфальте рисуется линия, от которой будут измеряться прыжки. Место приземления игроков отмечается по пяткам. С отмеченного места в противоположном направлении должен прыгать игрок другой команды, его задача – перепрыгнуть первоначальную линию и заработать балл своей команде. Выигрывает команда, набравшая больше баллов. Развиваем равновесие Двоих малышей ставим друг напротив друга на расстоянии 2-3 шагов (детских!). По сигналу ведущего, стоя на одной ноге и выставив вперед ладошки, игроки стараются ударить по ладоням соперника. Цель – вывести противника из равновесия. Тот, кто первый коснется земли второй ногой – проигрывает. Развиваем координацию Участники игры становятся напротив ведущего (взрослого). Игра состоит из простых упражнений. Все игроки должны воспроизводить движения, обратные тем, которые демонстрирует ведущий. К примеру, взрослый поднимает руки вверх, дети – опускают, ведущий поднимается на мыски, дети приседают, ведущий делает шаг назад, дети – шаг вперед и т.д. За три ошибочных движения игрок выбывает, побеждает тот, кто выдержит дольше всех. Развиваем скорость и координацию Эта всем известная игра называется «вышибалы». Правила просты: дети стоят в середине, между двумя ведущими, цель ведущих – выбить игроков из центра с помощью мяча. Только мяч лучше всего брать легкий, пляжный. За счет его размеров задача малышей усложнится, а риск нанести травму ребенку существенно снизится. Наблюдаем за природой Организуя наблюдение малыша за природой, вы решаете одновременно ряд важнейших задач, а именно, формируете у ребенка знания о природе, учите наблюдать и созерцать, развиваете эстетическое начало и даже меру ответственности. В процессе кратковременных наблюдений дети учатся различать формы, цвета, величины, пространственное расположение частей и характер поверхности (этот процесс отлично развивает тактильность). При ознакомлении с живыми существами (птицы, звери, насекомые) познается характер движения, издаваемые звуки и поведенческие характеристики. Для накопления знаний о росте и развитии растений, животных и о сезонных изменениях в природе используется более сложный вид наблюдения – долговременное. Но оно под силу только подросшим малышам, не младше 3 лет, а лучше после 4-5 лет. При длительном наблюдении дети сравнивают нынешнее состояние объекта с предыдущим. Например, белый зимний снег весной сменяется на талые воды, вместо снежинок с неба падают капли дождя, вместо серого небо становится ярко-голубым, холодное зимнее солнце сменяется теплыми весенними лучами, бутоны распускаются и превращаются в цветы, а почки на деревьях – в листья и пр. В ходе этих наблюдений развиваются такие качества, как сообразительность, наблюдательность, совершенствуются аналитические способности, умение сравнивать и делать выводы. В любом случае наблюдение должно происходить при высокой умственной активности ребенка, оно должно заставлять малыша думать, искать ответы на поставленные вопросы, развивать любознательность, воспитывать интерес и бережное отношение к природе и живым существам. Весной наблюдать за природой куда интереснее, чем зимой. Гуляя с малышом по улице, расскажите ему о весне: почему тает снег, откуда берутся многочисленные ручьи, почему так ярко светит солнце и небо – голубое, а не серое. Попробуйте вместе с ребенком услышать «весенние» звуки: звон капели, журчание ручьев, пение птиц. Можно попробовать с малышом сымитировать пение птиц, это упражнение неплохо развивает слух. Расскажите рбенеку, какие запахи приносит весна: талого снега, березовых почек, первых подснежников и пр. Расскажите ребенку, что происходит весной, после того, как растает снег, перелетные птицы возвращаются из теплых стран, набухают почки на деревьях, из-под снега пробивается первая травка, распускаются подснежники. Когда распустится верба, покажите ее малышу, дайте потрогать, расскажите, что верба – одна из первых распускается весной, на ее запах слетаются жучки, мушки, бабочки. Сорвите несколько веток и отнесите домой, предложите малышу поставить букет в вазочку с водой и понаблюдать, как изменяются ветки, как появляются на них первые листочки. Можно попробовать найти в парке или сквере цветы мать-и-мачехи и одуванчиков, когда они распустятся. Расскажите малышу про эти цветы, дайте потрогать лист мать-и-мачехи, расскажите, почему именно так его и называют (одна сторона листа мягкая и теплая, как мамины руки, а другая холодная и гладкая, как злая мачеха). Понюхайте с малышом первые цветы (только соблюдайте осторожность, особенно в первый раз, чтобы не спровоцировать аллергическую реакцию!), дайте ребенку возможность попробовать по запаху угадать цветок, закрыв глаза. Когда прилетают первые перелетные птицы, можно рассказать малышу о них: где проводят зиму, когда и почему возвращаются. Можно соорудить скворечник (эта задача вполне по силам папам) и повесить его возле дома или балкона, или же сделать кормушку для птиц прямо за окном. Тогда малыш сможет не только самостоятельно кормить птиц, но и наблюдать за ними из дома. Домашние игры Домашние занятия тоже можно привязать к природе. Одна из таких игр называется «найди отличия». Для этого упражнения потребуются картинки или фотографии о зиме и весне. Начните рассказывать малышу, что вы видите на «зимней» карточке, а ребенок должен будет закончить фразу, например: «на зимней картинке идет снег, небо серое и хмурое, а на весенней – светит солнце, распускаются подснежники, текут ручьи». Или же предложите ребенку, посмотреть на картинки и закончить фразу: весной нет ... (снега, сугробов, снеговика и пр.), а зимой нет ... (яркого солнца, цветов, почек, ручьев и пр.). Обсудите с ребенком одежду, которую вы с ним надеваете весной, вспомните, что надевали зимой (шапки, варежки, теплые сапоги и пр.). Расскажите малышу про солнце, которое нагревает землю, поэтому тает снег, оживают растения и возвращаются из теплых стран грачи, скворцы и ласточки. Не забудьте рассказать про то, что вслед за весной придет лето со всеми сопутствующими явлениями (расцветут цветы, вызреют ягоды, появятся грибы и пр.), а за ним – осень и снова зима Наблюдения за весенними изменениями в природе побуждают детей не только к активной мыслительной деятельности, ребенок учится сравнивать новый чувственный опыт с предыдущим, делать первые обобщения, а заодно пополняет свой словарный запас. Кроме того, новые знания при стабильном повторении закрепляются и обязательно отражаются в повседневной речи малыша.
  • Комментарии: [0]
Родительское собрание в школеХодить на родительские собрания - пустая трата времени и нервов. Я так считаю. И все равно прусь - а вдруг что-то скажут, о чем я не знаю! Ну, к примеру, что каникулы отменяют, или, что пятерки вышли из моды и дети их всячески скрывают, чтобы не позориться. Другой информацией меня не удивишь, мой сын отличается открытостью неимоверной и говорливостью, все школьную информацию я получаю из первых уст и немедленно. Ежедневный мини-спектакль в лицах и красках, эмоционально украшенный и сдобренный весомой порцией тинейджерского юмора. Я не выдерживаю- ржу, и в этом нет никакой педагогики, сплошное баловство. Классная на собрании выдает свою версию, причем скучно и извращенно. А я привыкла, что все «про школу»- это смешно, и хихикаю, как ненормальная все собрание. Родители серьезно пишут что-то в блокнотики, кивая в такт учительской речи, а я давлюсь от смеха на задней парте. - …Контрольную по биологии написали очень плохо! Из рук вон плохо! Ну, как может ученик седьмого класса написать, что …(роется в листочках, чтобы воспроизвести первоисточник дословно) «…Опоссумы опыляют вербу!!!» Со мной истерика! У меня очень живое воображение, работает мгновенно, хотя я опоссумов видела только на картинке. Беззвучно трясусь, а все остальные пишут. - …И это после того, как я целый урок им объясняла, что верба цветет в период отсутствия насекомых, пыльца разносится ветром…И вообще, при чем здесь опоссумы? Если она еще раз скажет слово «опоссумы», я выбегу, как будто мне стало плохо. Пронесло, перешли к дисциплине. И только я решила отдышаться, как новый удар! - Дети бегают на переменах!!! Вступаю в мысленный диалог, чтобы дожить до конца собрания: «Да что вы говорите! Максимум, что они могут себе позволить- это ходить, взявшись за руки, строем, парами- мальчик с девочкой. Причем, отличники должны поддерживать неуспевающих, везде и во всем, даже в хождении по коридору. В мои времена так и было…» - Мы на прошлой неделе ездили с Ивановой Дашей на олимпиаду по русскому языку в Петергоф. Так знаете, как у них с дисциплиной? Все дети ходят на переменах спокойно, парами, никто не носится и не орет Я не выдерживаю: - Может они больны? Одинокий мужской смешок слева. Спасибо хоть на этом, я не одинока, в самые невыносимые моменты буду отворачиваться в его сторону. Классная восприняла мою реплику за чистую монету и пояснила - «Нет, школа обычная, для здоровых детей». Она вообще воспринимает меня очень серьезно, и, кажется, побаивается. Она знает, что я психолог. В начале учебного года она попросила меня выступить на собрании с сообщением «Психологические особенности детей 12-13 лет». Я выступила. Все начистоту, с примерами и педагогическими рекомендациями заодно, так как имею еще и пед. образование , десятилетний опыт воздействия на чужих детей и тринадцатилетний родительский. Суть доклада была вкратце такова - «В этом возрасте дети «забивают» на учебу и это нормально. Наберитесь терпения, отыщите в себе мудрость и переживите этап с наименьшими моральными потерями…» Закончила в гробовой тишине. Классная онемела. Некоторые родители выглядели так, как будто я врач и объявила только что о смертельном диагнозе. Надо же такой эффект, а я ведь еще не сказала, что в девятом классе «забой» учебы будет еще сильнее. Классная взяла себя в руки, наиграно бодро бросилась спасать ситуацию: «Некоторые ученики на «отлично» написали сочинение «Как я провел лето», поделились впечатлениями о новых прочитанных книгах, новых друзьях и полезных делах…». После собрания ко мне подошли несколько мамочек и задали вполне разумные вопросы. Тогда я поняла- они боялись это озвучить при учительнице. Когда мы садимся за парты- взрослые, состоявшиеся, с образованиями и достижениями, то становимся детьми тридцатилетней давности. Со мной этот фокус не проходит, я и в детстве то учителей не боялась, а сейчас и подавно. По этому я одна ничего не пишу в блокноте, задаю провокационные вопросы, типа: «А если учитель забрал какую-либо вещь из кармана ребенка, является ли это нарушением его (ребеночьих) прав?» (отобран был маленький безобидный мячик- сокс, мечта и гордость того периода). Но вообще-то я веду себя неагрессивно, вступаюсь за свое чадо только в вопиюще-несправедливых случаях, все остальное рассматривая как прививку против жизненных реалий. Вот только смеюсь часто и шучу понятно только себе самой. Наверное, это списывают на мою профессию, мол все психологи слегка А тема между тем развивается: - Дети не любят заниматься общественно-полезным трудом! (-Вот это новость!). Мы должны убирать листья на школьном участке. ( -Уже декабрь, видно сильно ее это взволновало.) Пока я закрывала класс и ходила в учительскую, половина разбежались! (-Если бы я имела намерения довести незамотивированных подростков до места отбывания трудовой повинности, то организовала бы конвой и продумала все возможные способы побега. А ходить в учительскую- это просто провокация, даже взрослые бы разбежались.). Остались почти одни девочки. (-Времена меняются, а девочки остаются такими же- то ли ответственными, толь пугливыми.). Нам повезло- нам достались клены. (-Не предложение, а шедевр!) У кленов листья крупные, падают медленно (-А, ну если с этой стороны…). Сначала их надо граблями собрать в кучу под деревом. И вы представляете, что они придумали? (-(-Я бы забралась на дерево и сиганула в эту кучу!). Они стали залезать на дерево и прыгать в листья! ( -Здоровые дети). А вы представляете, что бы было, если бы в листьях лежали грабли! (-Нездоровые фантазии). Примите меры, проведите воспитательные беседы (-Ведь сейчас декабрь, о чем беседа - то? До следующей осени забудут). Я не могу больше слушать, я начинаю смотреть. На нашу классную руководительницу. Симпатичная тетя, наверное, моя ровесница или где-то близко. Зачем она делает химию- немодно и старит?! Почему, как учитель, так пиджак? И к нему что-то должно быть приколото- в данном случае веточка рябины. То ли о женственности, то ли о биологии, которую она ведет. А туфли на каблуке должны быть обязательно в сочетании с шерстяными колготками. Наверное, я бы не была столь жестока в своих мыслях, если бы эта тетя периодически не высмеивала моего подрастающего юношу за любую попытку намека на свой стиль. Белая футболка в сочетании с черной рубашкой спортивного стиля - это что, очень вызывающе, или в этом учиться нельзя? Нет, обязательно должен быть пиджак! Сын стал носить ненужный пиджак в рюкзаке и вешать на спинку стула. А когда я по его просьбе собственноручно покрасила ему волосы на тон темнее, высмеивание дошло до наивысшего накала- «Мальчик покрасился, какой позор!!!». Он терпит. И шутит. Это у него защитная реакция. У меня такая же. Уж если я вынуждена быть участником абсурда, то пусть это будет комедия! В конце собрания выдают дневники. Констатация ума, знаний и умений ученика? Или педагогического бессилия педагогов? Опять куча «3» по алгебре- это за дело, я не спорю и ничем не могу помочь- математика, не наша семейная гордость. Несколько «2» по физкультуре - не сошлись характерами и темпераментами. Было даже такое замечание в дневнике: «Бегал на уроке физкультуры». Это наследственное, я тоже в свое время бегала… Литераторша поступает честнее- «2» за поведение не ставит, признает явные литературные способности ребенка, но замечания тоже пишет- разнообразные, конкретные и в большом количестве. Очень литературно: «Ел семечки на уроке, примите меры!», «Выкрутил на уроке шурупы из своей парты, она развалилась примите меры!», «Забыл сдать тетрадь, примите меры!». У физички нет филологического образования, ее шедевр таков: «Постоянно не сдает тетрадь для решения зада!» (наверное, речь все же о «задачах»). Дневник рецидивиста, а я его мать. Приму меры, только придумаю, какие. Заключительный ритуал- сбор денег. На унитазы в мужской туалет и новогодние подарки. Сдаю - не жалко. Раз уж не разрешают красиво одеваться, пусть мой мальчик писает в красивый унитаз! На учительском столе вижу стопку листочков с контрольной по биологии. Верхний- моего сына. Красным подчеркнуто несколько строчек. Выхватываю взглядом слово «опоссум». Улыбаюсь классной, пытаюсь увидеть в ней человеческое, мудрое, а не казенное и формальное. Пытаюсь ее оправдать, мол, детки- не сахар, и родители, типа меня, с обостренным сарказмом и самоуверенностью. Единственное, что я не могу принять и понять- это отсутствие чувства юмора. Ведь наше родительское собрание- это шедевр, «Кривое зеркало» отдыхает!
  • Комментарии: [0]
ГИАИнтервью с кандидатом филологических наук, русистом с пятнадцатилетним стажем преподавания в высшей школе и на курсах предэкзаменационной подготовки в Республике Татарстан Кирилловой Натальей Олеговной. Что вы знали о ГИА (государственной итоговой аттестации девятиклассников) до того, как вас привлекли в ней участвовать? Я знала, что это эксперимент. И ещё я знала, что ни дети, ни родители уже в прошлом году – по крайней мере, у нас, в Татарстане – не знали, что это эксперимент. Но было обозначено на родительских собраниях, что если ребёнок сдаёт ГИА ниже определённого уровня, то его отправляют в училище или в техникум. Что есть некий заказ государства на рабочие специальности и это такой отбор. Были все в панике, среди года это объявили родителям, среди года же родители побежали по репетиторам. Если говорить о самом тесте, то от математиков я слышала, что он не очень трудный, но по русскому языку это объективно трудный тест, хотя он, по крайней мере, сообразован с программой девятого класса, в центре которой – синтаксис сложного предложения. Но он объективно трудный, потому что включает в себя не только задания по пройденному материалу, но и один из видов изложения, причём редкий: компрессионное (сжатое) изложение. То есть, ребёнок должен понимать его условия. Насколько мне известно, в школах сжатое изложение отрабатывают нечасто, хотя сейчас, разумеется, оно окажется в поле специального внимания, -- неоправданно, на мой взгляд, в силу искусственности этого вида. Кроме того, тест включает сочинение, при котором у ребёнка как будто есть выбор – на деле, номинальный. Потому что одна из предложенных тем – лингвистическая. Например: «Каковы функции знаков препинания?» Я не представляю, как девятиклассник может написать развёрнутое сочинение на эту тему. Как правило, дети отказываются от этой альтернативы по понятным причинам: трудно представить, что подросток сможет свободно рассуждать на лингвистические темы, в особенности, в наших условиях, когда часы на изучение русского языка в Татарстане существенно сокращены и учителя оказались перед необходимостью «натаскивать» на тест, а вовсе не учить интерпретировать языковые факты – хорошо бы успеть отработать элементарный набор тестовых заданий. Таким образом, это сложный тест, который содержит разные виды работ, и уже после его выполнения и объявления результатов ученики и родители выясняют, что при низком балле есть возможность сдать традиционный экзамен. До аттестации информация об этом не разглашается; по крайней мере, в большинстве случаев родители и ученики уверены, что тест – это обязательный и единственно возможный переводной экзамен. Как происходила сама процедура? О том, что я «включена в список» и буду участвовать в ГИА в качестве уполномоченного представителя Государственной экзаменационной комиссии Республики Татарстан, я узнала вечером накануне поездки (как и большинство тех, кто позднее получил соответствующие удостоверения). Наутро я уже сидела в «газельке», и мы с двумя коллегами ехали за четыреста километров, в Казань, где, как нам сказали, мы должны получить пакеты документов. В итоге нас привезли в казанскую школу, где собралась огромная очередь таких же уполномоченных и городских организаторов ГИА со всей республики. Долго ждали представителя министерства. Затем нам выдали бланки договоров, там уже стояла подпись министра образования Татарстана. В договор мы должны были вписать все свои данные, срок действия договора не был обозначен. После этого нам выдали конверты с КИМами (бланками для выполнения тестов учениками). И мы отправились в Бугульму: считается, что наблюдатели могут работать только в том городе, где у них даже нет родственников. Я уж не знаю, как они это проверяют. В Бугульму мы приехали в десятом часу вечера. В это время на ППЭ (пункте проведения экзамена) дежурили люди, которые опечатывали помещения и готовили сопутствующую документацию; догадываюсь, что их рабочий день закончился еще позже (а экзаменов, нужно заметить, в их школах проводится не один и не два). В Бугульме нас покормили и отправили ночевать в общежитие, хотя, возможно, это было нарушение, и нас следовало оставить на ночь прямо возле сейфов с документами. Которые, заметьте, закрываются на амбарный замок. Утром мы пришли на ППЭ. Поскольку никакой предварительной подготовки мы не прошли, процедуру нам всё время объясняли учителя, которые по-настоящему ничего нам не должны объяснять, потому что это мы должны за ними присматривать. И вот они нам объясняли, как мы должны за ними наблюдать. За чем именно наблюдать? Из министерства спускается рассадка – то есть, строго заданный порядок мест, по которому потом и опознают работу ребёнка. Но для ГИА эта процедура была упрощена, и рассадку дали только в утро экзамена, что, соответственно, породило некоторую сумбурную подготовку. Тест шёл четыре часа, в два часа дня он закончился. Начали собирать конверты. Мы и общественные наблюдатели от родительского комитета должны были смотреть, чтобы не было нарушений. Надо сказать, что некоторые дети знают, что должно быть сделано, и один мальчик прямо настоял, чтобы его конверт запечатали на его глазах. Камнем преткновения стало то, что дети не знают, как оформлять бланки. Считается, что им должны об этом рассказать учителя, а организаторы вовсе даже не должны вмешиваться. Проблема в дурацкой несогласованности. Например, в девятом классе, на ГИА, почему-то дети должны вписывать в бланк ответов цифры (соответствующие номерам предложений и т.п.) без запятых, а в одиннадцатом классе, на ЕГЭ, аналогичные поля ответов заполняются по другим правилам – с запятыми. Какой смысл дифференцировать такого рода формальности, если эти два теста мыслятся как преемственные? Это порождает недоразумения и споры между организаторами, начальниками ППЭ и наблюдателями, а главное – приводит к путанице и ошибкам в тестах. В частности, на моём пункте мальчик, из-за которого возник спор, сказал, что будет ставить эти запятые, потому что так сказала его учительница. И учительницу, которая научила мальчика неправильно, тоже трудно винить, потому что правила меняются постоянно, меняются прямо перед экзаменами, до идиотизма: нужно или не нужно ставить ноль перед девяткой? Это может выясняться путем созвонов уже в процессе тестирования, и это еще одна из многочисленных головных болей организаторов. И вот, мы запечатали все конверты и собрались ехать. Я думала, что это шутка: наше время в Казани было назначено на час ночи. Мы приехали, и там оказалась живая очередь. И вот, мы ночью сдаём свои конверты. При нас вскрывается каждый конверт. Просматривается каждый лист на предмет обнаружения сбоев. Один сбой прямо был обнаружен: видимо, в какой-то из аудиторий ученики обратились к организатору с вопросом: «А что, фамилию совсем нигде не писать?» И она, не имея чёткого представления, зачем нужна рассадка, ответила: «А напишите где-нибудь сверху». То есть, я представляю себе, что именно так оно произошло, потому что вся эта аудитория написала сверху на бланке свои фамилии, имена и отчества. Председатель комиссии, принимавшей бланки в Казани, сообщил нам, что если бы это был ЕГЭ, то вопрос о таком грубейшем нарушении решался бы на уровне министра. Надо сказать, что впервые в этом году моя ученица, сдававшая ЕГЭ, обратилась ко мне с вопросом: как же они узнают, что это моя работа? И если бы я не побывала на ГИА, я бы не знала, что ей ответить. Надо отметить ещё вот что. Одна из организаторов, приехавшая с нами в Казань, была в ужасном состоянии, с высокой температурой, ехала практически лёжа, но, видимо, болезнь не стала достаточным основанием, чтобы освободить её от этой повинности. Это что, война? Это разовая повинность? Вовсе нет. Однажды оказавшись в списках, мы должны были повторять эту процедуру снова и снова, и снова, причём, как нам объяснили, в лучшем случае, нас пошлют в то же место, что и в первый раз, а вообще-то могут послать в любое по республике. Меня спасло только то, что в следующий раз я принимала зачёт по своему прямому месту работы. Кроме того, эта работа должна была оплачиваться, однако перед первой поездкой нас никто не поставил в известность, что для этого мы должны подать в министерство копии всяческих документов: ИНН, пенсионное свидетельство и так далее. Соответственно, я эти бумаги не представила, и мне эту работу не оплатили. Спасибо, что нас покормили в школе в Бугульме, но они совсем не были обязаны это делать, и я не знаю, за чей счёт они нас кормили. А как чувствовали себя дети? Дети для того, чтобы сдать ГИА, должны были прийти в школу в восемь утра. К девяти их ведут на ППЭ. Там они долго и нудно регистрируются. Всё это время, с утра, они стоят на ногах. Наконец, их рассаживают по аудиториям. Экзамен продолжается четыре часа. На это время у них отбирают телефоны. Если у них найдут телефон, то на ребёнка и на организатора налагают очень серьёзные многотысячные штрафы. На ГИА я не видела, чтобы детей обыскивали, но на ЕГЭ, как рассказали мои ученики, их прямо обыскали. Их учитель потом позвонила в отдел образования и спросила: «На каком основании моих детей обыскивали?» Ей ответили вопросом: «Вы это видели?» Она ответила: «Я верю детям». Ей сказали: «Вы не видели, и мы не будем это обсуждать». Конечно, детей не имели права обыскивать. С другой стороны, если прописаны все эти строгости, все эти штрафы – как-то ведь надо убеждаться в отсутствии телефонов? Я не знаю, как это должно работать. Насколько я понимаю, бывают ещё и пробные тесты? Да, были пробные тесты, организованные из рук вон плохо, в КИМах пробных тестов были серьёзные ошибки и опечатки. Пробные тесты должны способствовать психологической подготовке учеников, но на деле психологической адаптацией детей не занимается никто. Нужно просто видеть, как они начинают нервничать. Дети и родители поставлены в условия, когда они думают, что этот тест даёт им возможность остаться в школе, если они его хорошо напишут, причём уровень этого «хорошо» не определён. Оценка «три» тоже может быть поводом, чтобы ребёнку настоятельно порекомендовали уйти из школы. А потом выясняется, что все эти тесты были выложены в сети Школьные учителя, у которых дети-девятиклассники, рассказывали мне, что тесты ГИА появились в сети за несколько дней до экзамена, причём сфотографированы были КИМы, на которых был гриф ФИПИ (Федеральный институт педагогических измерений, где и разрабатывают тесты). То есть, утечка происходила на высоком уровне. Мы говорим, что стандартизированные экзамены нужны, чтобы избавиться от коррупции – а она никуда не делась, она только переместилась на другой уровень, и есть родители, которые совершенно уверенно рассказывают о том, что за существенную сумму в Казани можно купить стобалльный сертификат ЕГЭ. Как вообще получилось, что Татарстан настолько массово участвует в этом эксперименте? Ведь сдавать или не сдавать ГИА – это пока ещё дело выбора родителей и учеников? Я ничего об этом не знаю, и не знают, по крайней мере, многие учителя и родители. Сейчас, когда нормальные человеческие отношения между родителями и учителями разрушены, а формальные ещё не выработаны, родители просто не знают, куда им податься со своими вопросами. Ходят слухи, что ГИА работает как вступительный экзамен в техникум, и дети прямо в этом убеждены. Но я не понимаю, как эксперимент может быть вступительным экзаменом. Думаю, за этим процессом много «метафизического», формализуемого чиновниками формулой «принято решение». Кем принято? Кто оценивает целесообразность? Кто лучше учителей может знать, чем это грозит? Скажем, когда вводили «эксперимент» ЕГЭ, представители министерства пригласили представителей образования и сказали, что так будет. Затем, когда подводились уже итоги экзамена, и кафедра русистов, выдав профессиональный аргументированный анализ, заявила, что это недопустимо, им ответили: «Всё понятно, но дело уже решённое». Вот такой эксперимент, и у меня нет оснований думать, что с ГИА он проходит по-другому. И как же русисты аргументировали недопустимость ЕГЭ? Аргументировали глубоко и одновременно просто: если мы будем готовить к ЕГЭ, мы перестанем учить русскому языку. Так оно и есть. Когда я сама сейчас занимаюсь с детьми, я учу их правилам игры, которая называется «тест по русскому языку». Материал этих тестов не коррелирует со школьной программой и логикой языка. Я, например, не учу детей морфемике, потому что на ЕГЭ два последних года нет заданий по морфемике. Только по словообразованию. И я учу детей словообразованию, но снова и снова упираюсь в то, что словообразование неотделимо, невозможно без изучения частей слова, без морфемики. Когда я работала в школе, мне было сказано открыто: в журнал пишите, что хотите, но детей вы должны готовить к ЕГЭ. Учитель русского языка – в Татарстане, вероятно, в особенности – оказался в крайне сложном положении: он должен выбирать: учить предмету или натаскивать на тест. Мизерное количество часов не позволяет идти на компромисс. Есть ли учителя, которые считают по-другому? Мне доводилось разговаривать с учителями, которые утверждают, что, благодаря тестам, дети начали учить правила. О применении правил в данном случае речь не идёт. Действительно, мои ученики, благодаря отработке соответствующего пункта теста, хорошо знают, что такое спряжение или деепричастный оборот. Очень хорошо достраивают предложения с деепричастным оборотом. Но это отнюдь не значит, что они верно их употребляют, когда самостоятельно порождают текст (в задании С). Потому что мы не учим употреблению. Мы не пишем диктанты, отсутствует важнейшая составляющая: механическое запоминание облика слова, когда вы пишете его рукой. Ведь в тестах не предполагается вписывание букв или расстановка запятых. На пробных тестированиях запрещают (возможно, с целью экономии бумаги) вписывать запятые в КИМы. То есть, дети должны мысленно соотнести комбинацию цифр с соответствующими – нерасставленными! – знаками препинания. А ведь это очень трудно и, главное, не нужно: расставлять знаки в предложении, которое ты не пишешь. Это противоречит самой идее грамотности письма. Ещё одна коллега в одном из споров аргументировала преимущества ЕГЭ перед традиционным вступительным сочинением тем, что научить писать сочинения сложно, а вот структурированные рецензии по простым параметрам как раз возможно. Но это довольно странная постановка вопроса: хорошо то, чему легко научить. Происходит отчуждение учителя от результата его труда. Учитель – это человек, который обучает и оценивает. И если отставить его от возможности оценить результат – это некоторым образом отчуждает учителя и от самого процесса, обучение превращается в механическую передачу информации. Это не имеет никакого отношения к передаче знания, осмысленного, присвоенного. При этом существуют рейтинги учителей по результатам того, как сдали ЕГЭ их ученики. И в зависимости от этих результатов учителей увольняют. Многие учителя – квалифицированные опытные педагоги, которые ещё могли бы работать – чувствуют, что не могут вписаться в эту систему и уходят сами. Насколько объективна оценка, выставляемая в процессе ЕГЭ? Сначала – о теории, о том, что поддаётся механическому исчислению. Когда ученик пишет тест, ему за выполненные задания выставляют первичные баллы. Потом эти балы в результате подсчетов по определенной формуле (далекой от ясности) превращаются в тестовые. У меня был дотошный ученик, которого озадачило соотношение между первичными и тестовыми баллами. Я позвонила в свой отдел образования, в Министерство образования Татарстана… Чиновник из конфликтной комиссии сказала мне, что у неё есть, чем заняться, помимо всяких глупостей. То есть, отчужденность наших чиновников, регулирующих систему образования, от самого образования – осознаётся ими как нечто естественное. И только в конфликтной комиссии Министерства образования Москвы нашёлся человек, который объяснил мне компоненты оценки. Причём среди них обнаружился даже такой замечательный компонент: если в регионе большая часть (определённый процент) выпускников справилась с заданием, то за этот пункт ученики получат меньший балл, чем правильно ответившие дети в тех регионах, где большинство с этим пунктом не справилось! А потом оказывается, что лучше всех знают русский язык в Дагестане Именно. Учителя объясняли мне: да, мы стараемся проводить экзамен честно, вот и наблюдатели приехали, да, мы всё понимаем. Но наши поступившие в вузы дети говорят нам потом: вы, нас учившие люди, так строжились с нами, а приехали абитуриенты оттуда-то, которые совершенно спокойно получили свои 90-100 баллов без специальной подготовки, без особых усилий. Сейчас единственный оставшийся способ хоть как-то учесть индивидуальность ребёнка – это «творческие задания» в части С. Как это работает? Работает это так. Мальчик, талантливый математик, выполняя задачу из части С на ЕГЭ, нашёл решение, которого не было в ключах к тесту. Учительница, проверявшая этот тест, засчитала ему правильный ответ, но решила согласовать его с председателем комиссии. И председатель отменил её оценку на том основании, что этого варианта решения не было в ключах. И теперь учительница математики понимает, что она должна учить детей решать задачи стандартно. Могу привести в пример ребёнка, который опять же, в части С, сформулировал проблематику текста немного иначе, чем это было дано в ключах – не «проблема любви», а несколько сложнее, «влияние любви на душу человека», так он это сформулировал. И балл за формулировку проблемы сняли. Могу привести вот совсем свежий пример этого года: своего ученика, способного мальчика, который всё никак не мог понять, почему ему поставили такой низкий бал за сочинение в части С. И я тоже не верила, что он мог как-то серьёзно ошибиться. Я посоветовала ему подать апелляцию. Он подал апелляцию и поехал в Казань, на свои деньги, для того, чтобы узнать, что двенадцать баллов за сочинение сняли с него исключительно потому, что он употребил в сочинении не 150 слов, а 148. Всего два слова! Но если это так катастрофично, так принципиально – неужели нельзя было сразу указать эту причину в анализе, чтобы ребёнок знал, чтобы он не тратил душевные силы и родительские деньги? Так к чему же всё это может привести? Почему это продолжает совершаться? Я не понимаю вот чего: когда в 1964 году была попытка реформирования орфографии – была буря возмущения, громкая общественная полемика, -- и проект не был принят. А ведь он касался куда более частных вещей, чем нынешняя реформа, которая кардинальным образом меняет абсолютно всю систему образования. Двести лет! Наша образовательная филологическая традиция насчитывает двести лет! Вот от чего мы отказываемся сейчас. На каком основании? Почему китайцы – я знаю это от своих коллег-математиков – целиком переняли нашу систему обучения математике, а мы отказываемся от неё? Ради чего мы позволяем это делать? Почему мы, очень многие, кого это близко касается, всё понимаем – но молчим? Я не знаю.
  • Комментарии: [0]
Мультик - опасная зона!Ребенок, помимо агрессии, страха, откровенного антиэстетизма, получает ложную и очень опасную информацию об "устройстве мира". За последнее десятилетие вместе с изменением социально-политической системы в России произошло одно изменение, на которое взрослые, в силу этой самой своей взрослости, не обратили должного внимания. Коренным образом изменился мир ребенка. Родители, дедушки и бабушки современных детей появились на свет, когда мир детства был в основном таким же, как сто, двести, и тысячу лет назад. И в бедных, и в богатых семьях детей любили, им отдавали самое лучшее, рассказывали добрые сказки, ограждали от трудностей и проблем взрослого мира. А мир этот казался детям удивительным и загадочным. В него хотелось поскорее попасть. "Вот когда я вырасту..." — этими словами начиналась греза о будущей жизни каждого мальчишки и каждой девчонки. О жизни, которая не могла быть никакой иной, как только прекрасной... Ведь взрослый человек все знает и все умеет. Милиционер был добрым и очень высоким. Все знали его по имени. Это был дядя Степа. Он и через дорогу переведет, и домой приведет, если заблудишься. А если — не дай Бог — в доме пожар, так и из огня вытащит... Взрослые ходили на работу. И все знали, что всякая работа важна, нужна и почетна. "Папы всякие нужны", будь он военный, слесарь, пожарник, инженер или кабинетный ученый... По воскресеньям детей водили в кино. Это был мир героев сказок или ребят, которые старались перещеголять друг друга в исполнении детских добродетелей: помочь одинокой старушке, двоечнику, позорящему класс, урезонить драчуна и грубияна... Добродетели были наивны и милы, а пороки вовсе не страшными. Хулиган был нелепой аномалией, затесавшейся в чудную компанию. Перевоспитать его не стоило большого труда. Ведь он, бедняга, полагал, что хулиганом быть эффектно и выгодно. Нужно было лишь доказать ему его неправоту. Лучше всего это удавалось красивой отличнице. Несколько уроков презрительного невнимания и хулиган на глазах превращался в лучшего математика в классе и лучшего спортсмена во всем городе. Но вершиной блаженства были "мультики". Это был мир воплощенной красоты очаровательных белочек с длинными ресницами и пушистыми хвостами, трогательных зайчат, трудолюбивых бобров, мудрых оленей, сильных и добрых медведей, всегда готовых придти на выручку слабым. В этом сказочном мире злодеи волки и лисы всегда оказывались посрамленными и наказанными. Они были жалкими и нелепыми существами на фоне торжествующего дружного и веселого братства милых зверушек. Их голоса были похожи на голоса любимых сестер и братьев. Рисованные старики и старухи говорили ласковыми голосами родных бабушек и дедушек. Никому и в голову не приходило, что трусливого и хвастливого зайчонка может по-настоящему съесть серый разбойник-волк. Единственным персонажем, наказанным за свою самонадеянность и неуважение к старшим, был Колобок. Но и его лиса ухитрилась съесть предельно деликатно, без "расчлененки" и сцен насилия. Представить, что мультик может быть недобрым, было не возможно. Страшные персонажи, наподобие Снежной Королевы или злой мачехи-колдуньи из "Сказки о Мертвой Царевне", были не более зловещи, чем ведущая программы "Слабое звено". А Баба-Яга и Кощей Бессмертный были глупы, смешны, беспомощны и совершенно не страшны. Они обязательно проигрывали при встрече с мужеством, бесстрашием и настоящей любовью. Не было тогда драматургов, которые бы осмелились утверждать, что "ребенок должен знать правду жизни". А жизнь была ох как далека от идеального мира кино. Взрослые дяди осиротили полстраны, но детей все же оберегали от "правды жизни" и в самые страшные годы... При том, что в детском кино было много идеологических установок и морализаторства, авторы все же понимали, для кого работали. Все дышало любовью и трогательной заботой о детях. Фильмы о хороших пионерах были наивными, глуповатыми, но добрыми. А мир мультипликационной сказки был прекрасным, наполненным тайной и чудесными персонажами. А если что и было в этом мире страшного, то рядом были взрослые, которые в любой момент защитят ребенка от любой беды и всякого зла. Не случайно "белоэмигранты", (в отличие от детей комиссаров, просивших прислать им на новую родину ноты, постельное белье и все, что можно выгодно продать) просили прислать для своих детей и внуков советские мультфильмы. И вдруг, в одночасье, взрослые дяди и тети опрокинули и осквернили этот чудный мир. В него ворвались вампиры, демоны, злодеи всех мастей. Зверушки из милых тварей превратились в чудищ, убивающих и пожирающих друг друга. Они заговорили грубыми голосами уличных хулиганов, обрели повадки и манеры отпетой шпаны. Одновременно на всех каналах помногу часов в день страшные монстры стали кричать: "Я убью тебя!" Нет, это я тебя убью! — ответили им такие же монстры, которые по замыслу создателей должны были восприниматься как положительные герои. А за окном с подобными криками стали носиться по двору друг за другом мальчишки. И угрозы эти оказались не пустыми... С каждым месяцем растет число убитых своими сверстниками детей. Убитых безо всяких на то причин. Просто забавы ради. Это продолжается только что увиденный сериал, только что прерванная компьютерная игра, в которой нужно убивать всех подряд. Иди - и стреляй. Чем больше убьешь, тем больше очков. Вот, ты уже набрал их больше, чем три приятеля вместе взятые. Ты герой! Ты лучше других. Теперь иди и продолжай делать то, что делал с компьютером с соседскими мальчишками... А многим родителям невдомек, что у детей до семилетнего возраста виртуальный и реальный миры абсолютно тождественны... Они просто не умеют отличать того, что им показывают по телевизору, от того, что происходит за пределами экрана. Но на экране все интереснее и динамичнее, чем в жизни. Мир зла страшен, но притягателен. Дети, не обученные отличать добро от зла, начинают вести себя, как экранные герои. Девятилетнюю девочку спрашивают, почему она ударила ножом в живот соседку по парте. Та пожимает плечами и говорит, что в кино это делают интереснее. Папа, я хочу убивать! — шепчет отцу шестилетний сын. И папа идет к психиатру. Рассказывает о том, что купил "приставку", когда сыну было два года, и что каждый день ребенок проводил по несколько часов, играя в компьютерные игры. А что делать? Ведь все заняты. В последний, шестой год его жизни, ребенок даже к автомобильным гонкам охладел, а только нажимает и нажимает на электронный курок. Папе страшно. Ни он, ни мать не могут оторвать его от компьютера. Тем, кто пытается это сделать, сын обещает, что убьет их. И глаза у него ох какие не детские... И папа, и мама потеряли сон. Они боятся, что сын исполнит угрозу. Они уже прочитали о том, как в Самаре дочь выколола глаза спящему отцу за то, что он запретил ей смотреть "покемонов". Наблюдения над семьюстами детьми, показали, что, если ребенок до семи лет проводит за компьютерными играми более часа в день, стреляя и убивая, то в его подсознании закрепляется доминанта, от которой избавиться практически невозможно. Попав в ситуацию, сходную с компьютерной игрой, такой ребенок непременно убьет. Дело еще и в том, что ребенок, попавший в теле и компьютерную зависимость, может никогда из нее не выйти. Запретительные меры вызывают в нем ярость и страшную агрессию. И если в такой момент родители сурово накажут его, на что ребенок не сможет адекватно ответить, то это может привести его к самоубийству. Детские самоубийства — это совершенно новое явление. Пять лет назад всех потрясли самоубийства подростков. А теперь из жизни уходят дети. Экономическим фактором это явление не объяснить. Дети бедных родителей в петлю не лезут. Уличные бродяжки борются за жизнь и мечтают поскорее вырасти, чтобы быть сильными. Для борьбы силы нужны. Эти трагедии происходят в обеспеченных и очень богатых семьях, где дети перекормлены не только деликатесами, но и всевозможными забавами и электронными игрушками. Эти дети не могут назвать зверушек, изображенных на картинках. Но они знают киборга, шредера, биороботов, черепашек ниньзя. Их первой в жизни игрушкой был трансформер. Мальчишки зацикливаются на "стрелялках", а родителям, особенно если они этим же занимаются профессионально, и в голову не приходит отвлечь их от опасной привязанности. Многие дети, увидев ужасы и сцены насилия на экране, пытаются защититься от них. Но они не могут этого сделать. Защита происходит на бессознательном уровне. Психика не в состоянии адекватно реагировать на слишком сильный раздражитель страха, и она "выставляет" блок: перестает реагировать на страх. Психика тупеет. Наступает, так называемое "скорбное бесчувствие". Ребенок не только перестает ужасаться при виде кошмаров, но и теряет способность сопереживать чужим страданиям. Мы даже представить не можем, скольких Каев породили телевизионные и компьютерные "агенты Снежной Королевы", сколько душ заморозили они, сколько пар детских глаз во всех городах и весях в безумном оцепенении смотрят на компьютерные мониторы, выкладывая из виртуальных ледышек слово "ВЕЧНОСТЬ". Эти дети не смогут нормально жить, любить, строить семью, защищать от врагов страну. Они больны. Теле- и компьютерная зависимость убила в них интерес к жизни. Они навсегда "прописались в компьютерном виртуальном зазеркалье". Степень поражения психики напрямую зависит от времени, проводимого за компьютерными играми и просмотрами фильмов со сценами насилия. Чем взрослее ребенок, начавший эти опасные игры, тем больше шансов вернуть его к жизни. Мы должны понять, что детям НЕЛЬЗЯ смотреть на насилие. Им нельзя проводить по несколько часов в день у компьютера, стреляя и радуясь тому, что фигурка на экране ими убита. Бегать по дворам и лесам с игрушечным автоматом, играя в "войнушку", и убивать на экране — не одно и то же. Живая игра развивает. И Миша, в которого попал Сережа, продолжает бежать и доказывать, что это он, а не Миша попал. И даже, если после словесной перепалки они начнут мутузить друг друга, тоже большой беды не будет. Это игра живых мальчишек. И как она не похожа на жестокие стычки юнцов, проведших ночь в интернет-кафе... Американский психолог Дэйвид Гроссман одним из первых в Америке доказал, что агрессивные фильмы и игры заражают агрессией. Жестокость и аномальные действия на экране провоцируют жестокость и аномальные действия в жизни. Это заявление подтвердили многочисленные эксперименты, которые проводили такие известные ученые, как Зиллман, Доннерстайн, Гербнер и самый авторитетный европейский психотерапевт Франкл. 63 процента из опрошенных заключенных в американских тюрьмах, утверждают, что нарушили закон, подражая телевизионным персонажам, а для 22-х процентов телевизор явился учителем технологий грабежа и разбоя... Тупое сидение у экрана, когда 90 процентов информации воспринимается глазами при почти полной неподвижности тела, приводит к гиподинамии, заболеваниям практически всех органов. В первую очередь сердца, сосудов, мозга, глаз. Жесткое излучение через экраны мониторов тоже делает свое дело. Его вредное воздействие сказывается на всем. Стоит понаблюдать за детьми, проводящими много времени у телевизоров и компьютеров на уроках, в спортивном зале. Они расторможены, вялы. У них нарушена реакция. Особенно это заметно во время игры в футбол или баскетбол. Некоторые ведут себя просто, как сомнамбулы. Мяч пролетает мимо, а они медленно поворачиваются в его сторону. А что происходит на школьных переменах?! Не успевает затихнуть звонок, как все пространство школы оглашается криками, визгом. Бегают, толкаются, дерутся не только малышня, но и старшеклассники. Многие учителя перестали уже реагировать на это. “Пусть расслабятся... Засиделись детки”... Но если к этим деткам приглядеться, то становится очевидным, что это не просто выброс энергии молодого здорового организма. Это поведение не нормально. И оно свидетельствует о ненормальности очень многих детей. Их число постоянно растет. Своей ненормальной энергетикой они заражают все вокруг. Учителя не могут справиться с ними. Не могут справиться и родители. Некоторые ученые говорят, что мы наблюдаем появление поколения людей с совершенно особой психикой. Живя в современных музыкальных, неестественно организованных ритмах, где частые удары происходят с равными интервалами, их души настраиваются реагировать на окружающий их мир сообразно заданной частотности. Из шумового фона современных городов они улавливают только то, что укладывается в известный частотный диапазон. Остальное пролетает незамеченным. Из огромного разнообразия мира они способны выделять только небольшую эмоциональную и интеллектуальную "пайку". Очень скоро людей, не способных воспринимать многообразие мира будет большинство. И они будут преобразовывать мир, делать его сообразным своему восприятию: то есть примитивным и жестоким. Все, что мешает им, будет устранено… Но уничтожать они будут не то, что расчеловечивает человека, а то, что мешает этому расчеловечиванию. Это, прежде всего, традиционная культура. Отклонение от традиционной культуры ведет к отклонению психики. И мы это видим. Только не хотим или боимся это признать. А в нашей стране эти процессы происходят гораздо быстрее и разрушительнее, чем в Европе, поскольку у нас нет европейского иммунитета. У нас принципиально иная культурная традиция. У нас не было средневекового романа, в котором одним из действующих лиц был дьявол. В русской литературе отсутствовал античный архетип, чьи подвиги сопровождались потоками крови и горами трупов. Отношение к нечистой силе было совершенно особенное. На иконах было запрещено изображать бесов. В литературе, за исключением раннего Гоголя, нечистая сила изображалась юмористически. Нечисть можно было обхитрить, посмеяться над ней. Чтобы понять разницу мировосприятия европейца и русского, достаточно сравнить народные праздники, скажем, масленицу и холоуин. Масленицу с блинами, каруселями, песнями, смехом и весельем, заканчивающуюся сжиганием соломенного чучела, которое и отдаленно не походит на воплощение злой силы... и холоуин с вампирами с кровавыми подтеками на лицах, жуткими ведьмами, скелетами с горящими глазницами, мертвецами с вываливающимися наружу кишками и прочей жутью... Европейские дети, возможно, и не боятся этих монстров. Возможно, кое-кому даже весело... Но даже сама мысль о том, что кому-то может быть радостно от лицезрения этой гадости, кажется дикой. Естественная реакция на страшное — это страх, а на мерзкое - омерзение. Но в наших школах (не только английских) почему-то отделы народного образования стали настоятельно рекомендовать проводить празднование холоуина. Да еще называют торжество нечистой силы "праздником всех святых". В европейской традиции герой совершал свои подвиги в мире торжествующего зла. Он был одиноким представителем добра, окруженным морем злодеев. В нашей традиции зло вообще не онтологично. Оно не имеет сущности. Это просто недостаток добра. Очень хорошо сформулировал это Высоцкий: "Зло по-своему несчастно". А несчастно оно потому, что его никто не любит. Оно обречено на одиночество. А что может быть хуже, когда тебя не берут в свою дружную кампанию... Вспомним героев советских мультфильмов. Бравые пионеры и не менее бравые зверушки не только побеждали злодеев и всяких неприятных личностей, но и переделывали их. Противной старушке Шапокляк захотелось иметь друзей, злых сестер не только наказывали, но и прощали, потому что они раскаивались в своих злых делах. Зло при встрече с добром всегда проигрывало. И это было законом, при котором было легко жить. Этот закон усваивали дети. Они воспитывались на героических и романтических примерах. Детский кинематограф воспитывал, образовывал и даже выполнял психотерапевтическую функцию. Он снимал стрессы. Ласковые интонации успокаивали. Это была настоящая лечебница... А теперь детское кино приводит ко всеобщей инвалидизации. В этом можно убедиться, посмотрев на то, что и как рисуют современные дети. Педагог-психолог предлагает детям поиграть в телепередачу: представить, что чистый лист бумаги - это телевизор и его нужно заполнить любыми рисунками. 95% детей заполняют экран мортальными образами - образами смерти: дерущимися скелетами, трупами, черепами, костями, уродами с диспропорциональными частями тела. Краски используются только черные, красные и грязно-коричневые. Когда детям предлагают придумать игру с двадцатью фигурками, все участники до единого устраивают перепалку, в результате которой все оказываются убитыми. Почти в половине случаев "последний герой" пускает себе пулю в лоб. Дима, а зачем же он себя убивает? Ведь он всех победил — спрашивает педагог. А на земле не должно быть жизни — отвечает семилетний мальчик. Его сосед на предложение нарисовать живое существо, рисует страшный черный танк. Педагог долго расспрашивает, почему он его нарисовал. И ребенок отвечает, что ничего иного не может представить. Их сверстница на просьбу нарисовать себя, рисует ангела с золотыми волосами, потом с минуту сидит неподвижно и начинает рисовать над этим ангелом страшную ведьму. И тут же дает объяснение: "Вот такой я должна быть, но буду, как эта ведьма". Десять лет назад при той же установке — нарисовать телепередачу - дети рисовали в основном пап, мам, зверушек, пейзажи. Многие мальчишки рисовали батальные сцены. Но при этом использовали все цвета. И "наши" всегда были победителями. Мальчишки рисовали себя могучими героями, а девочки — румяными красавицами в платьях всех цветов радуги. Сейчас дети изображают себя очень маленькими и непременно серым цветом. Это говорит о большой тревоге и желании никак не проявляться... И главное детские рисунки свидетельствуют о тотальной победе сил смерти над жизнью. В Японии подобные тесты проводят с двух лет. Если в гамме рисунков отсутствуют какие-нибудь цвета, то специалисты начинают работать с таким ребенком. У нас к помощи психологов прибегают крайне редко. Как правило, родители начинают понимать, что с ребенком произошла беда, когда и психиатр уже не в силах помочь. К счастью, у нас есть еще чудаки, которые проводят тестирование в детских садах и школах по собственной инициативе. Они не только диагностируют отклонения психики, но и пытаются помочь, попавшим в беду детям с помощью метода артетерапии. Детям, которые только что нарисовали уродов, несущих мортальную энергетику, показывает слайды с изображением красивого цветка, бабочки, пчелы на цветке, фантастически раскрашенную гусеницу... Звучит спокойная красивая музыка. Психолог фиксирует реакцию детей. После изображения кошмаров они спастичны и находятся практически в состоянии эмоциональной эпилепсии. Сильное сердце6иение, задержка дыхания, перегружена печень... Как выразился один известный ученый: "Современные дети живут под воздействием информационно-поражающего фактора боевого значения". Выдержать его в состоянии очень немногие. Это приводит к информационным неврозам, шизоидной интоксикации. Сверхнагрузки на детскую психику имеют тяжелые аномальные последствия... Ребенок, проводящий долгое время в виртуальном мире, сталкиваясь с реальным миром, неизбежно входит с ним в конфликт. Этот мир не соответствует той модели, которая уже вложена в его подсознание. Он должен быть изменен или уничтожен. Если не получается ни то, ни другое, тогда нужно покончить с собой. Иных вариантов решений создавшегося конфликта для таких детей не существует. Есть запасной выход уйти из этого мира, но не совсем. А это — наркомания. Наркотическое опьянение снимает напряжение необходимости совершать поступки и делать выбор. Но стоит изменить атмосферу, убрать тревогу, изолировать от мортальных образов, ввести ребенка в мир покоя, красоты и добра, как он на глазах меняется: успокаивается, расслабляется. Дыхание становится ровным. Получаса созерцания красоты в сочетании с успокаивающей музыкой оказывается достаточным для того, чтобы изменился внутренний настрой ребенка. Педагог предлагает нарисовать увиденное на слайдах. И дети начинают использовать яркие краски... Директор НИИКСИ В.Е.Семенов, говорит, что телевидение перестало выполнять свои функции. Оно не воспитывает, не приобщает зрителя к культуре, не занимается образовательными программами. Даже развлекательная функция стала антикультурной, безвкусной и патологической по сути. Кто может объяснить для чего мы калечим детей? Для чего мы их пугаем? Уровень страха, который нагоняет на детей телевидение, запороговый. Меня поразил недавний репортаж из израильского детского сада. В стране война, а детям принципиально не позволяют играть с оружием. Его просто нет. Никаких пистолетов, никаких автоматов. Дети играют в светлых, окрашенных в мягкие тона комнатах в спокойные игры. Все направлено на то, чтобы успокоить ребенка. А почему у нас делают прямо противоположное? Почему детям показывают мультсериал о покемонах — карманных монстрах? В Японии после демонстрации одной из серий более шестисот человек попали в больницу с эпилептическими припадками. Стоит лишь посмотреть на этих злобных уродов, чтобы стало понятно, что детям нельзя их показывать. Зрелище это, мягко говоря, не эстетично. Щели вместо ртов, пустые глазницы, из которых время от времени выбрасываются пучки света. Никакой занимательности, никакой драматургии. Но самое страшное, это то, что один и тот же "герой" в одном сериале являясь "положительным" персонажем, в очередном оказывается отъявленным злодеем. Ребенок, помимо агрессии, страха, откровенного антиэстетизма, получает ложную и очень опасную информацию об "устройстве мира". В подсознании ребенка прочно усваивается идея об отсутствии миропорядка, как такового, об отсутствии в мире добра. Добро — это лишь функция. Сегодня она проявилась, а завтра вчерашний ее носитель в подобной ситуации поведет себя прямо противоположным образом. Дети, не обученные тому, как вести себя в этом мире, теряют всякую способность обучиться этому непростому делу. Сегодняшним детям настырно прививается идея людоедов и фашистов: "Хорошо, когда я кого-то ем. И плохо, когда меня едят". Многие зарубежные и отечественные психиатры считают, что появление таких агрессивных молодежных течений, как "скинхеды", напрямую связано не только с неблагополучием в семьях, но и с массированным воздействием на детей и подростков агрессивной и патологической информации, получаемой через телевидение и компьютеры. Очень важно, в какой системе образов и звуковой атмосфере живет ребенок. Приоткройте дверь комнаты, в которой сидит при выключенном свете у телевизора ваш сын или ваша дочь. Фиолетовые всполохи гуляют по стенам. Звук резкий, грубый, механистический. Кандидат философских наук В.А. Сенкевич доказывает, что подобный звуковой фон отрицательно действует на психику. Кроме того, во время монтажа звука на цифровой аппаратуре, после очистки от естественных шумов и микширования, снимается верхняя певческая форманта, сокращается количество обертонов. Звук становится плоским, неестественным, снижается его полетность. А все искусственное, резко отличающееся от того, что существует в природе, приводит к разбалансировке психики. Неполное акустическое воздействие вызывает ассиметрию в возбуждении и торможении резонансных частей человеческого тела (сердца, костей, легких, мышц, позвоночника, черепа). Это приводит к различным заболеваниям. В институте экспериментальной медицины можно убедиться в этом во время проведения исследований. Кардиограф снимает кардиограмму сердца во время прослушивания пациентом музыки. На экране компьютера мы видим, как изменяется работа сердца в зависимости от изменения мелодичности, громкости. Если включаются ударные с частотой ударов от полусекунды до полутора секунд, то мы видим, как навязанный ритм мгновенно дестабилизирует сердечную деятельность, увеличивает давление. Энцефалограмма показывает угнетающее либо резко возбуждающее действие на мозг. Не трудно представить, что происходит в мозгу молодых людей, слушающих современную музыку через наушники. Отрешенный взгляд, монотонное покачивание головами говорят о неестественном состоянии. Сама музыка - это частые удары с равными промежутками и обильным использованием техногенных урбанистических шумов. Сила звука не должна превышать 80 децибел. Дети и подростки обычно включают громкость в наушниках от 80 до 120 децибел. Это приводит к потере слуха, ослаблению памяти, снижению интеллекта, вегетативным расстройствам. Компьютерные тембры музыкальных инструментов имеют гармоники, вредные для организма. Это вызывает заболевания мозга, сердца, костей, расстройству психики. Практически нет ни одного органа, который бы нейтрально реагировал на подобную "музыку". Как не похож мир "асфальтового" детства на жизнь деревенских детей. Правда и деревня далеко не та... Но все же еще есть дома, в которых ребенок просыпается от крика петуха, шлепает босыми ногами по половицам, залитым ярким солнечным светом, спускается по деревянному крыльцу во двор, по которому ходят куры, видит через приоткрытую дверь хлева, как бабушка доит корову. Маленькой ручонкой он достает из соломы куриное яйцо... Через несколько минут бабушка поит его парным молоком из огромной глиняной кружки. Он сидит на крыльце, над ним низко проносятся ласточки, с громким писком подлетая к гнезду, вылепленному под крышей... Вот он идет по полю колосящейся ржи, срывает синие васильки... А в лесу полно белых грибов и уже поспела черника, от которой мгновенно становятся синими рот и зубы. Под замшелым пеньком стоит огромный ослепительной красоты мухомор с лакированной красной шляпой, покрытой белыми мушками... Как радостно возвращаться домой с полной корзиной грибов, зная, что пока бабушка будет их жарить, можно сбегать к реке и поплескаться с мальчишками... Но эта греза почти не доступна большинству современных городских детей. Им приходится постигать премудрость жизни в "дворовых университетах" и из экранов телевизоров, в которых их кумиры убивают, бранятся и гоняются на автомобилях за своими жертвами... Значит ли это, что нужно полностью отказаться от телевизоров, запретить компьютеры, наушники и все то, что связано с так называемой молодежной культурой? Во-первых, это невозможно. Мы уже живем в ситуации, когда огромная часть населения находится в теле и компьютерной зависимости (а это серьезная психическая болезнь). Общество должно знать и понимать серьезность этой проблемы. Судя по западным публикациям, американская и европейская телеэлита не позволяет своим отпрыскам смотреть то, что они производят. Пребывание у телевизоров они предельно ограничивают очень спокойными и приличными передачами. Нам нужно последовать их примеру. Они-то знают, что делают. Как никак - профессионалы. Телевизоры ломать не нужно, а изменить то, что по ним показывают, давно пора. И в первую очередь изменить то, чем мы кормим через телевизор своих детей. А это вполне реально. Когда нам говорят, что производство хороших мультфильмов дорого, а денег для этого нет, поэтому мы покупаем низкосортные, но дешевые иностранные поделки, мы должны понимать, что это лукавые отговорки. Нельзя ребенку давать вместо погремушки острый кинжал по причине того, что погремушек не оказалось в продаже. Тем, кто поставляет и прокатывает на отечественном телевидении фильмы со сценами жестокости, насилия и разврата, нужно знать, что если чума приходит в один дом и ее не остановить, то вскоре вымрет весь город. То, что происходит с соседским ребенком, может завтра произойти с твоим. Нужно придерживаться главного принципа - не навреди. Если какой-нибудь фильм представляет опасность для нравственности или для психики, его нельзя приобретать и показывать, даже если его отдают бесплатно. Пока нет возможности создавать в большом количестве добрые и полезные для детей фильмы, можно показывать "в живую" или в записи детские спектакли. Их очень много. Во всех крупных и маленьких городах есть детские театры. Есть множество любительских и школьных театров, которые работают не хуже профессионалов. Наконец, есть дети, которые сами создают прекрасные добрые и красивые анимации. Если взрослые люди пичкают их агрессивным уродством, тогда нужно предоставить им возможность самим решать проблемы детского кино. Они могли бы дать полезный урок тем, кто насаждает дурновкусие, уродство, жестокость и разврат. Вот только выйти в эфир злобные дяди и тети этим детям никогда не позволят. Но мы напомним им сказку о Буратино и его маленьких друзьях. Они все же смогли победить злого Карабаса-Барабаса и открыть золотым ключиком дверь, за которой была страна доброй и прекрасной сказки.
  • Комментарии: [0]
Новые образовательные стандартыС 1 сентября ученики младших классов будут учиться по новым государственным образовательным стандартам. Они подразумевают информатизацию всего учебного процесса. Информатику начнут преподавать с 1 класса, а к концу 4-го дети должны будут уметь печатать двумя руками, находить сведения в Интернете, делать электронные презентации. За компьютеры они будут садиться и на других уроках. Стандарты уже испытали на себе некоторые первоклашки: в прошлом учебном в Москве они были введены в качестве эксперимента в 186 школах. Как рассказала «НИ» директор школы № 1279, участница всероссийского конкурса «Директор школы-2011» Раиса Анисимова, информатику первоклассники изучали на тех компьютерах, которые уже были в школе. Новая техника, полученная школой – две интерактивные доски, два мультимедийных проектора, аудиосистема, подсоединяемая к компьютеру, две фото- и две видеокамеры. Технику применяли на уроках математики, русского языка и окружающего мира. Например, ответы на задачки про яблоки и машины дети могли нарисовать на компьютере. В этом году на уроках окружающего мира они будут снимать фильмы. По словам Раисы Анисимовой, когда появились компьютеры, ребятам стало интереснее заниматься, чем когда их учили только с помощью доски и мела. Это подтверждает и статистика. Как рассказала на пресс-конференции 18 августа заммэра Москвы по вопросам здравоохранения и образования Ольга Голодец, в пилотных школах почти на 20% улучшилось усвоение предметов. Однако не все родители рады тому, что их дети будут играть в компьютер вместо того, чтобы, как они в свое время, корпеть над прописями. «В конце первого класса раздали мультимедийные диски по русскому языку, где ребенок на девятом году жизни должен перетаскивать слова по экрану «в корзиночку к лосю» и «в корзиночку к мишке», – делится впечатлениями в своем блоге putatichna.livejournal.com мама московского первоклассника. – Есть предмет информатика, где дети учатся различать предметы по форме и размеру (в младшей группе детского сада они еще этому учатся)». Детский психолог Ирина Попова уточнила «НИ», что сидеть за компьютером детям действительно интереснее, чем смотреть на доску, потому что так они учатся, играя. При этом эксперт отметила, что преподаватель имеет широкие возможности вводить элементы игры на уроках и без сложной техники. Использование компьютеров же, по словам Ирины Поповой, таит некоторые опасности. «Сейчас у очень многих детей есть компьютерная зависимость, – рассказала «НИ» г-жа Попова. – Дети проводят за монитором по 6–7 часов в день, а попытки ограничить время оборачиваются выбросами агрессии. С этой проблемой к психологам обращаются немногие родители, идут обычно с другими проблемами, и уже в ходе работы мы обнаруживаем, что есть и компьютерная зависимость». Психолог Попова считает, что, если компьютер будет еще и в школе, это только поспособствует уходу детей в виртуальную реальность. «По стандартам смогут работать только мегаполисы, – рассказал г-н Комков «НИ». – Для 90% сельских школ это нереально. О чем говорить, если в каждом пятом селе, где есть школы, постоянные перебои с электричеством. Компьютеры этого не любят, а директора, зная это, берегут выданную им технику, прячут ее, чтобы выставить на видное место, лишь когда приедет начальство с проверкой. Еще в 2001 году была программа, по которой селам должны были передать 30 тысяч компьютеров. До сих пор ищут, где они».
  • Комментарии: [0]
Loading...
Заболевания детей
Психология и воспитание ребенка
Уникальные, стильные, оригинальные детские платья и акссесуарыВ интернет магазине ALISSA SHOP, только оригинальные платья для девочек. Посмотрев фото товаров на сайте, вы можете убедиться в их уникальности. Данный ассортимент производят в Америке, вкладывая душу и любовь к маленьким клиенткам.


Детские платья для девочек должны быть особенными, ведь каждая малышка неповторима.
Платья Pettidress заставят каждую юную прелестницу превратиться в принцессу, фею, балерину, а главное, разбудят её безграничную фантазию.


Пышная юбочка и оригинальный, декорированный рюшами или цветами топ позволят юной красавице, закрыв глаза закружиться в таинственном танце вместе с героями любимых сказок. Что может быть прекраснее?
Только женщина знает, как трудно выбрать лучшее платье из многих красивых. Ознакомление с нашим ассортиментом с помощью интернета ещё больше сближает матерей и доченек, это их первый общий секрет. К эксклюзивному платью всегда необходимы аксессуары, важные мелочи, подчёркивающие вкус прекрасной половины человечества в любом возрасте.


У нас можно купить уникальные детские аксессуары.
Красочные, очень стильные шапочки разной формы украсят головку как очень маленькой крохи, так и девочки постарше. Шапочки с цветами восхищают. Самых маленьких обладательниц они превратят в персонажей, изображённых на открытках, а девочек постарше мигом перенесут в мир цветов.


На тёплое время мы предлагаем различные повязки для девочек. Их цель поддержать непослушные кудряшки маленькой модницы и подарить ей счастье. Любой взрослый без исключения признает отличный вкус родителей девочки, одетой в такую повязочку. И тут тоже цветы, в качестве украшения милейшего цветка в жизни родителей…


В нашем интернет магазине без труда можно подобрать и детское платье, и головной убор для девочки, но изюминкой ассортимента являются сумки и украшения ручной работы. Эти эксклюзивные детские аксессуары очень нравятся и мамочкам. Сумка с яркой аппликацией или колье, включающее вязаные крючком элементы - это уникальный предмет женского гардероба. Каждая вещь является произведением искусства! Кропотливый труд и изящный вкус талантливых мастеров рождают настоящие шедевры. Это же чудо, когда простая нить превращается в цветы и ягоды. Любая девочка, получив такой подарок, сохранит его на всю жизнь, как память о прекрасном детстве. Думаю не станет ошибкой мысль, что уникальная сумочка или бусы, которые продаются в нашем интернет магазине, займут достойное место в летнем гардеробе мамы. Кроме того, что такие штучки поднимают настроение, они единственны в своём роде - такую вещь невозможно увидеть на подруге или знакомой. В этом их дополнительная ценность.


Мы приглашаем в наш магазин детских вещей мам с тонким нестандартным вкусом, внимательных пап, желающих побаловать своих любимых девочек, и, конечно же, самих юных принцесс. Наш товар ждёт своих особенных и неповторимых клиенток.


Воспитание современного ребенка происходит среди предметов, которые выбирают для него взрослые.  К таким предметам относятся детские игрушки, книги, диски для детей. Парадокс развития  современного ребенка заключается в противоречии между детским возрастом ребенка и непониманием взрослыми этого. Ассортимент игрушек для детей расширяется быстрее других сегментов рынка, но производство детских товаров часто не ориентируется на возраст ребенка. Многие игрушки совершенно не соответствуют возрастным особенностям детей. Производители книг, игрушек для детей, компьютерных игр и мультфильмов очень небрежно относятся к специфике детского возраста. Ведь довольно сложно купить куклу в виде маленького ребенка, которая наполнит малыша 6 лет опытом игры, в то время как полки детских магазинов завалены куклами-женщинами типа Барби, Синди и т.п.

То же самое можно сказать и про фильмы для дошкольников. Они совершенно не рассчитаны на детское восприятие. Сюжет ускорен, мелькают несвязанные кадры, а обрывочная речь персонажей не дает малышу понять и осмыслить содержание фильма.  Некоторые современные детские книги также написаны не для детей, они абсолютно не отвечают пониманию и увлечениям дошкольников.

Многие современные игрушки даже мешают развитию игровой деятельности. Трансформеры, монстры и супер-герои, мутанты несут в себе агрессивный заряд, искажающий положительный образ человека. Встречаются игровые наборы, имеющие жестокий характер (например, набор «Кровавый убийца» и др.).

Автоматизация современных образных игрушек типа роботов и интерактивных кукол приводит к тому, что игрушка становится не средством для игры, а самодостаточной вещью, вызывающей любопытство. Но подобные игрушки быстро надоедают, и малыш требует новые игрушки. А как с ними играть? Необходимо просто делать то, что она говорит. А это исключает возможность творческой игры. Игрушка руководит действиями ребенка и сводится к простому использованию ее технических возможностей.  Действительное личности и психики ребенка затормаживается.

Некоторые думают, что самые хорошие игрушки – только деревянные, экологически чистые игрушки. Но хорошие игрушки могут быть и пластиковыми, и бумажными, и текстильными, и резиновыми. А также развивающими игрушки  делает такая деятельность, которую можно с ними осуществлять.  Одним из примеров подобных игрушек для детей младшего возраста могут являться детские домики, которые стимулируют развитие навыков ведения домашнего быта, семейных отношений и т.п.

детские игровые комплексыВы помните, что совсем недавно ваш малыш лежал беспомощным комочком на ваших руках и мог только плачем выражать свои эмоции и потребности. Но вот он уже носится по двору, сшибая все и всех на своем пути, сандалии и одежда буквально горят на ребенке, а совсем скоро вы будете провожать его в школу... Наши дети взрослеют очень быстро.

Когда малыш начинает уверенно бегать – ему следует помочь, направляя его неуемную энергию именно в физическое развитие организма. Неплохим решением этой задачи могут стать детские игровые комплексы.

Детские игровые комплексы – это великолепный вариант времяпровождения для ребенка. Детские комплексы – это площадки, имеющие в своем устройстве горки, качели, лесенки, и другие очень занимательные для ребенка составляющие.

Рассмотрим, какими бывают детские игровые комплексы? Во-первых, они могут быть домашними, а во-вторых, уличными. Уличные детские комплексы обычно занимают больше места, но если помещение довольно большое, то уличный комплекс легко может стать и домашним.

Детские игровые комплексы могут быть:

- только игровыми (домики, качели, детские горки)

- спортивными (канат, кольца, сетки)

- смешанными.

По виду материала, из которого детские игровые комплексы изготовлены, они могут подразделяться на деревянные, пластиковые, металлические.

Игровые спортивные комплексы можно приобретать для детей с 1.5 до 12 лет. Они позволяют развивать детям координацию движений, реакцию, сноровку, выносливость и физическую силу. Также детский игровой спортивный комплекс выпрямляет позвоночник (стоит ли упоминать, насколько важно подтягивание на известном всем турнике), позволяет ребенку чувствовать себя увереннее в кругу других детей, что позитивно влияет на психическое здоровье малыша.

Правила игры на домашнем спортивном комплексе

Конечно же, любая физическая активность вашего малыша сопряжена с определенным риском получения ребенком ушиба или травмы. Поэтому обратите внимание на технику безопасности. Это прежде всего касается детских игровых комплексов с горками, лестницами, трапециями, канатами.

  • Ребенок дожжен находиться на комплексе без обуви и без носок, так как он пожжет поскользнуться и упасть
  • Постоянно наблюдайте за ребенком, если он устал, но все еще хочет прокатиться с горки, убедите его немного отдохнуть.

Уличные детские комплексы

Детские игровые комплексы для улицы - это сложная, но особенно занимательная для ребенка конструкция. В состав уличного комплекса обычно входят горки, лестницы, турники, карусели, песочницы, а также переходы, замки, крепости, дома, корабли и даже самолеты.

Детские комплексы сейчас производятся из довольно прочных материалов, которые могут даже выдержать взрослого человека, к тому же они очень долговечны. Обычно допустимая нагрузка комплексов - около 70 кг. При покупке комплекса обязательно учитывайте возраст ребенка. Для малышей покупайте самые простые игровые комплексы, а для ребенка постарше подойдут более сложные конструкции. Многие производители комплексов производят и продают дополнительные игровые элементы, и простой комплекс можно сделать более сложным по мене взросления вашего ребенка.

Детская одежда GinkanaДетская одежда оптом — выгодно. Качественная детская одежда оптом - выгодно тем более. Выбирая производителей детской одежды, для нас, как для любого родителя, были весомы высокое качество, цена и товарный вид. После продолжительных поисков и бесконечных переписок, все это мы увидели в одежде фирмы Ginkana (Гинкана) (производство Испания).


Производство детской одежды у этого завода началось с 1972 г. Люди, работающие там, относятся к производству одежды как к произведению искусства, они знают точно, какая именно одежда нужна детям. О том, как самостоятельно связать на спицах тапочки-следки, расскажет Интернет, а о том, как выбрать готовую детскую одежду Гинкана, мы вам расскажем подробно в этой статье.  


Для малышей главные факторы, чтобы были подходящие застежки, мягкие ткани, чтобы кожа ребенка не была раздражена, большие рисунки и красочный цвет - для наилучшего психического и физического развития. Особое внимание дизайнеров фирмы Ginkana уделяется коллекции для детей от 0 до 36 месяцев. В данной коллекции продумана практически каждая деталь - ткань всегда только 100% хлопок. Ежедневная одежда имеет сочные рисунки, яркие цвета, удобные застежки, благодаря этому мама с легкостью может переодеть ребенка. С особой любовью в коллекции сделана одежда для сна, она очень нежная и теплая, как руки матери.


В детстве практически каждый ребенок представляет себя кем-то. В один день его героями могут быть отважные спасатели, пожарные, в другой - герои мультфильма "Тачки", Золушка, Белл.


Для ребенка самое главное в этом возрасте - походить на известных Героев. Раскрытию индивидуальности ребенка служит коллекция "Дисней" фирмы Ginkana. И, конечно же, для детей кто как не родители - главный объект для подражания. Вспомним те времена как мы, будучи детьми, наблюдали за своими родителями, помогая маме подметать полы, а папе заколачивать гвозди, любовались красивыми туфлями мамы и примеряли папины тапочки. Любимые детские слова в этом совсем еще юном возрасте - "как мама" и "как папа". И, конечно же, дизайнеры Гинкана знают это, выпуская свою ежегодную коллекцию одежды для детей от 2 до 7 лет. Эта коллекция одежды будто бы для взрослых, только небольшого размера, дети же, нося такую одежду, чувствуют себя похожими на маму и папу. Подростку очень важно выразить свою индивидуальность, быть модным и современным. Все это представлено большим ассортиментом моделей, выпускаемым два раза в год компанией Ginkana.


Натуральные материалы, яркие краски, красота, удобство, известные герои Диснея — Пираты Карибского моря, Тачки, Феи, Винни Пух, современные, удобные модели - это характеристики детской одежды Гинкана. Доступная цена, высочайшее качество - вот главный момент при покупке детской одежды. Этим и славится продукция фирмы Ginkana. С 2009 года компания Голдмагазин является оптовым поставщиком в Россию детской одежды Ginkana.